Тарифы на мобильную связь: откуда что берется

Попробую написать о том, как некоторые (неочевидные) технические и не только моменты влияют на тарифы на мобильную связь. Изложение ни в коей мере не претендует на полноту - скорее, это набор коротких заметок о том, о чем я вспомнил и оказался способен написать.

Плата за лицензию

Разумно ли оправдывать высокие тарифы большими ценами на "частотную лицензию"? Давайте попробуем посчитать.

Будем делать "оценку сверху". Допустим, что речь идет не о лицензии на GSM, а о лицензии на 3G (которая дороже). Допустим, что она нам досталась на тех же условиях, на которых ее получил "Укртелеком" - т.е. за 152 млн. гривен (около $30 млн). Это высокая, но не самая большая цена за лицензию, бывает и хуже - вплоть до $109 млн.

Лицензии, как правило, выдают на 15 лет. Получается, что каждый год "стоит" нам $2 млн. Другими словами, наша абонентская база должна приносить нам как минимум 166000 долларов в месяц, чтобы цена лицензии нас не разорила. У большинства успешных операторов счет абонентов идет на миллионы, и активные абоненты приносят как минимум доллар в месяц.

Теперь вспомним, что речь шла о лицензии на 3G, а лицензии на GSM - дешевле. Выводы можете сделать сами (не забывая, впрочем, о том, что кроме официальной стоимости могу существовать разнообразные "неофициальные платежи").

Капиталовложения в инфраструктуру

Поискав в сети информацию о победителях тендеров на поставку GSM-оборудования для различных операторов, можно получить представление о том, сколько стоит создание GSM-инфраструктуры или покупка ее составных частей. Так, создание GSM-сети в Бразилии может обойтись в 256 млн. долларов, в то время как 3 коммутатора, 300 базовых станций VoiceMail, SMSC и prepaid платформы обошлись в свое время Мегафону в 50 млн. долларов

Как видно, стоимость лицензии - не самая серьезная статья расходов для оператора (особенно - выходящего на рынок). По мере роста абонентской базы придется добавлять коммутаторы ($1-$10 млн/шт), сервисные платформы ($1-$10 млн/шт), магистральные каналы связи, базовые станции ($50-$100 тыс./шт) и платить за их эксплуатацию и поддержку.

Отмечу, что далеко не для всех является очевидным тот факт, что стоимость эксплуатации и обслуживания подобного "железа" может существенно превосходить стоимость его покупки. Например, сервисные платформы часто требуют ежегодных "лицензионных платежей" (помимо затрат на поддержку), сумма которых зависит от числа активных пользователей услуги.

Вот эти расходы и капиталовложения уже существенно влияют на формирование тарифов.

Желание повысить утилизацию ресурсов сети

Понятное дело, что вложив несколько сотен миллионов долларов в строительство базовой сети, мы будем хотеть использовать ее "на всю катушку". Для этого мы будем привлекать абонентов. Чем выше так называемый "уровень проникновения" - процент пользующихся мобильными телефонами граждан - тем сложнее нам будет это сделать. Если уровень проникновения большой, то большинство людей уже пользуются услугами других операторов, и нам придется как-то привлекать потенциальных клиентов. Например, низкими тарифами.

Именно желание привлечь клиентов стоит за разнообразными раздачами "бесплатных стартовых пакетов", акционными условиями подключения и "телефонами со скидкой или за 1 грн".

Кроме того, основная нагрузка на сеть приходится на светлое время суток, а ночью оборудование "простаивает". Чтобы зарабатывать какие-то деньги и по ночам, мы наверняка будем вводить специальные "ночные" тарифы, и либо зарабатывать деньги на молодежи, либо просто использовать "дешевый ночной тариф" для привлечения пользователей.

Заметим, что желание привлечь новых абонентов имеет под собой мощный стимул - рынок услуг для конкретного оператора является национальным, за рубежом свои услуги продавать не получится, поэтому чем больше потенциальных абонентов получилось "застолбить", тем для оператора лучше.

Желание понизить утилизацию ресурсов сети

Впрочем, иногда сильно хорошо - это тоже нехорошо. Если мы привлечем больше клиентов, чем мы можем обслужить (с приемлемым уровнем качества), то абоненты начнут страдать от невозможности позвонить/дозвонится и наш имидж будет ухудшаться. Впрочем, большое кол-во абонентов - это не единственный способ увеличить нагрузку на сеть. Можно привлечь небольшое количество абонентов, но дать им возможность использовать "все нашару". Как известно, 80% пива выпиваются 20% населения. У нас тоже найдутся 20% абонентов, которые потребляют 80% ресурсов - из соображений экономии, или чтобы хитро "хакнуть систему" :)

Если в тарифном плане все платно, кроме SMS-ов, то будут абоненты. которые отправляют по 500 SMS-ов в день. Если не ограничены голосовые звонки - будут те, кто из 30 календарных дней был "на связи" 28 полных суток или больше. Если бесплатный GPRS - будут те, кто использует мобильный телефон, как выделенку. Причем, таких пользователей будут тысячи.

Я не буду судить, хорошо это или плохо. Проблема в том, что при расчете кол-ва абонентов, которых сеть в заданной конфигурации может обслужить с приемлемым уровнем качества (например, 97% успешно скоммутированых звонков), такие "крайние случаи" учесть невозможно. Плюс ко всему, используемые подобными пользователями ресурсы - "не резиновые". В отличие от internet, где увеличение нагрузки будет означать уменьшение "скорости" работы абонентов, в GSM увеличение нагрузки означает отказы в обслуживании.

Соответственно, операторы начинают "закручивать гайки" и ставить всевозможные ограничения - например, "SMS - бесплатны, если их меньше 100 в день".

Тут можно сказать пару слов о пресловутой "плате за соединение". Коммутация звонка требует существенного количества сигнального трафика, а его поддержание - гораздо меньшего объема служебных сообщений. С этой точки зрения, оператору лучше, чтобы абонент сделал один звонок длиной в минуту, чем шесть по десять секунд. Во времена, когда цены были высокими, практиковалось предоставления "бесплатного интервала" в начале звонка - чтобы абонент мог уточнить, туда ли он дозвонился, при желании - обменяться парой слов, и за это не платить. С течением времени и ростом абонентской базы оказалось, что существенное кол-во абонентов завершает 90% своих звонков в рамках нетарифицируемого интервала, зачастую - совершая подряд 10 звонков по 5 секунд (в сумме - бесплатных) вместо одного минутного. Чтобы "приучить" абонентов разговаривать дольше, бы введен "кнут" (плата за соединение) и "пряник" (уменьшение стоимости минуты разговора и скидки от длительности звонка). Является ли использование "кнута" в наше время экономически обоснованным - судить не берусь ;)

Желание эффективно использовать номерной ресурс

Как правило, государство управляет распределением номерного ресурса в пределах конкретной страны. Операторы покупают (или берут в аренду) номера телефонов 10-миллионными блоками, называемыми NDC (national destination code). Пример используемых для нужд мобильной связи Украинских NDC - 50, 67, 98, 99, 95, 96. Стоимость покупки обычно не разглашается, но является существенной.

Естественно, что мы хотим, чтобы за каждым номером телефона стоял живой платежеспособный абонент. Помимо экономических резонов, есть резоны политические - если оператор имеет в своем распоряжении 10 млн номеров, а реальных абонентов у него 1 млн, то еще один NDC ему могут и не продать. В то же время, "бесплатные стартовые пакеты" зачастую оседают мертвым грузом в ящиках столов (или в мусорных ящиках). Естественно, что такие "потерянные для бизнеса" номера мы будем стремиться "вычислить" и вернуть в оборот. Отсюда разнообразные "сроки жизни" у prepaid-пакетов и ежемесячная абонплата (ныне, впрочем, почти повсеместно отсутствующая) в postpaid-контрактах.

Литература

Комментировать в LiveJournal

blog comments powered by Disqus